ГЛАВА XLIII

Но природа не только каждого смертного одарила личным тщеславием -- онапостаралась снабдить народы и даже отдельные города некоей общей Филавтией.Поэтому британцы заявляют исключительные притязания на телесную красоту,музыкальное искусство и хороший стол. Шотландцы тешатся своим благородствоми родством с королями, а также тонкостью ума. Французы только себеприписывают приятную обходительность. Парижане уверены, будто они превышевсех стоят в науке богословия. Итальянцы присвоили себе первенство в изящнойлитературе и красноречии, а посему пребывают в таком сладостном обольщении,что из всех смертных единственно лишь себя не почитают варварами. Этойблаженной мыслью более всех проникнуты римляне, которым доселе снятсяприятные сны о древнем Риме. Венецианцы счастливы сознанием своего ГЛАВА XLIII знатногопроисхождения. Греки мнят себя творцами всех наук и приписывают себедостохвальные деяния древних героев. Турки, это скопище настоящих варваров,притязают на обладание единственно истинной религией и смеются над суевериемхристиан. Но куда слаще самообольщение иудеев, которые доселе упорно ждутсвоего Мессию и цепко держатся за Моисея. Испанцы никому не согласныуступить в том, что касается воинской славы, Немцы бахвалятся высоким ростоми знанием магии.
documentbajjybh.html
documentbajkflp.html
documentbajkmvx.html
documentbajkugf.html
documentbajlbqn.html
Документ ГЛАВА XLIII